Множитель Админ, которого много | Полярис Зелёненький админ | Азазель Админ который огонь)

Marvel: What If?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: What If? » Прошлое » [29/05/2018][fresh wounds]


[29/05/2018][fresh wounds]

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

fresh wounds


Thor Odinson / Lorna Dane // Нью-Йорк // 29.05.2018

https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/dc/3/t118823.gif

Боль такая одинаковая и такая разная. Одна на всех и у каждого своя... если утопить ее, она уйдет? Станет легче?

https://forumupload.ru/uploads/001b/2a/dc/3/t823942.gif


I'm about to lose my mind
You've been gone for so long, I'm runnin' out of time
I need a doctor, call me a doctor
I need a doctor, doctor to bring me back to life...

+1

2

Чем хороши подвальные помещения? Правильно - светом. Свет здесь будет только таким, каким захочет хозяин заведения. Для довольно рано открывающегося бара это является основным преимуществом перед остальными конкурентами. На тех, кто хочет накачаться алкоголем с самого утра, можно делать неплохие деньги, разве что желающих потеряться в хмельном омуте в такое время нужно поискать. Для Большого Яблока это проблемой не было - взять хотя бы мужчину, сидящего спиной к стене и смотрящего мутным взглядом в дно уже черт знает какой по счету кружки. Официант, сменивший своего напарника, посмотрел на счет посетителя и непроизвольно присвистнул - столько выдуть и находиться в сидящем положении мог далеко не каждый. Тем не менее мужчина действительно сидел и смотрел на кружку невидящим взглядом - его мысли были слишком далеки от происходящего.
   Дешевый, находящийся достаточно далеко от туристических и бакалейных улиц бар Тор выбрал неспроста. Контактировать ни с кем не хотелось, потому он и сбежал из Нового Асгарда, оставив это жалкое подобие их нового дома валькирии. Уже потом, когда действительно остался один, понял, что находиться одному слишком... нервозно. Громкая, иногда тяжеловатая музыка, приятно резонирующая в груди, вышибала мысли из головы, а безвкусный макет телячьей шкуры на стене уводил их еще дальше. Людей становилось то больше, то меньше, но в какой-то момент от них стало не протолкнуться, и телячью шкуру заслонила чья-то голова. Тор поморщился и с нескрываемым раздражением стукнул кружкой о стол. Поймал взглядом единственного глаза официанта, заставив того вздрогнуть и подбежать.
- Ерш. Нет, два. - для большей понятливости показав парню 2 пальца, Тор махнул рукой, торопя таскателя подноса. Ему сейчас было не до вежливости. Хотелось побыстрее уйти в небытие, и если грубость этому поспособствует, то чего бы не воспользоваться? Практика последних месяцев жизни Громовержца показывает действенность данного способа взаимодействия с миром. В памяти мужчины всплыл миг, когда баклажановая башка убийцы упала на землю с приятным чвякающим звуком. Тор непроизвольно сжал руки в кулаки. Многостадальная кружка лопнула, осыпав стол осколками. Замысловато выругавшись, мужчина стряхнул осколки с ладони в сторону и снова принялся рыскать взглядом по помещению. Наткнулся на пару амбалов, косившихся в его сторону, что подлило масло в огонь. Тор вспомнил, как Отец изгнал его из Асгарда, отправив на землю без сил. Как все было легко - захотел, набил морду Щиту, потом в баре таким вот уродам. Сейчас же, если он переберет с алкоголем и перестанет сдерживаться... Одного удара хватит на то, что бы разнести фундамент дома и пары кварталов по соседству, не то, что голову какого-то некстати подвернувшегося пьянчуги... Мысли о доме затронули то, что Король Асгарда пытался спрятать - боль. Лучше бы Отец его не возвращал. Кто знает, как бы тогда сложилась история его народа. Ведь это именно он повинен в стольких смертях...

Отредактировано Thor Odinson (2021-06-21 23:07:39)

+2

3

Сегодня их официально признали мертвыми...Отца. Сестру...Всех. Всех, кого Танос стер с лица земли двадцать три дня назад. Решил что хватит, они лишние, им здесь не место. Только забыл об одном - сколько еще жизней унесет за собой отсутствие этих людей в данный, конкретный момент времени... Не учел тех невинных жизней, что забрал у нее...
Если бы только Лорна знала где он сейчас... В какую дыру уполз, где прячется, если бы могла преодолеть эти миллионы световых лет, отрубленная голова показалась бы ему просто подарком... Делать больно Лорна умела, в сто крат больнее чем сделали ей. Странное дело, она все чаще ловит себя на мысли, что ей нравится причинять людям боль. Тем, кто этого, по ее мнению, заслуживает. Когда нужен был результат, она не боясь замарать руки, предложила пытать ту женщину и сделала бы это, если бы не Маркос...Она без колебаний уронила взлетающий самолет, зная, что там находятся невинные люди. Она готова была идти на жертвы, ведь цель как никогда оправдывала средства. А победителей, как известно, не судят. Она действительно дочь своего отца... Она, Лорна Дэйн, склонный к насилию, опасный для общества элемент, преступница, боец, дикая кошка, которая порвет любого, кто посмеет причинить вред ее детенышу... Ее малышка...Ее маленькая Аврора... Ее рассвет, потухший, не успев разгореться....Ее сияние, которое никогда больше не озарит небо... От одной мысли о дочери ее начинает трясти, а глаза наливаются кровью... Танос как никто заслужил смерть.
Но откуда ей было знать, что Таноса уже нет...и что убийца его сидит всего в нескольких сантиметрах от нее. Да-да, тот самый, что буквально мгновенье назад раскрошил пивную кружку и довольно грубым жестом стряхнул в ее сторону осколки. Но главное - он украл ее шанс осуществить свою месть... Битое стекло посыпалось на пол,  а парочка даже попала на рукав ее кожаной куртки, вынудив зеленоволосую неформалку вернуться из мира кровавых грез в мир, гниющий и умирающий на глазах "половины выжившей". Даже без этих знаний беспардонность поведения незнакомца просто вынудила ее отреагировать. Собиралась было огрызнуться, но повернувшись, увидела весьма внушительных размеров мужчину, стряхивающего стекло с ладони. Парнишка-официант, с щеткой наперевес, бросился устранять непорядок, а заодно и перебросился парой взглядов с Лорной, мол, "не надо. Не связывайся. Здоровый амбал, швырнет тебя как котенка". С чего вдруг такая забота? Все просто, когда-то она помогла ему, теперь он помогал ей. Помогал вовремя остановиться, и не останавливал когда было совсем невмоготу... Вот и сейчас, молча устраняя нанесенный ущерб, он чуть заметно покачал головой и кивнул кому-то в глубине зала. Кому именно девушка не видела, пыталась задавить бушующую внутри волну негодования. Пыл свой она конечно поумерила, однако просто так спустить не смогла, фыркнула-таки в меру раздраженно, но достаточно приемлемо в данной ситуации. Показала что не напрашивается на конфликт, но и впредь подобного просто так не оставит.
- А без этого никак? Мало разрушений вокруг? Колючий упрёк ненадолго повис в воздухе, создавая довольно странную атмосферу. С одной стороны хочется послать нахрен инстинкт самосохранения, встать и стукнуть его об стол лицом просто за то что оказался тут, в это самое время, осколки - так, повод...хреновый конечно, но повод. Оба выпили, и порядком, большего не надо. "Ты мне не нравишься - я тебе тоже!" Ручки чешутся, она же видит. Кружке уже досталось, так почему бы не продолжить?
С другой - ну сцепится она с ним, выплеснет, разок, ну максимум, два раза (если успеет и ее каким-то чудом не выключат раньше) накопившийся за это время негатив, ну попытается придушить его собственным ремнем, попутно размазывая по щекам кровавые сопли...Зачем? А раз спрашивает себя зачем, то пока и незачем. Может хватит? Хватит уже крови, Полярис?
Изумрудная смотрит на него, медленно потягивая пиво, и подмечая про себя некоторые особенности внешности, что сразу не разглядела. мелкие крапинки на лице и руках, что она изначально приняла за родинки, только при ближайшем рассмотрении показали истинное лицо. Это капли. Капли крови...

+2

4

Все же кто-то выделился. Видимо видок у него недостаточно хмурый, что бы отпугивать неразумных. Самое неприятное для Тора было то, что голос принадлежал женщине. Шовинистские замашки про "не бить женщин" из него выбила Сиф еще в незапамятные времена, однако она была воительница, а не какая-то не знающая своего места простолюдинка. Бросив свой взгляд вверх и не найдя источника голоса, Тор повернул голову, а после приподнял бровь от неожиданности. Женщина действительно не знала своего места. Попивая пиво, перед ним стояло невообразимое нечто - маленькая, зеленоволосая ведьма. Необычный цвет волос сильно убавлял ей возраст, потому сложно было понять степень ее зрелости. Но раз пиво налили, значит земного совершеннолетия она достигла. Зря ей документы выдали - без них целее была б. Мужчина толи ухмыльнулся, толи поморщился от досады, но скорее и то, и то.
- Одним больше, одним меньше - не все ли равно? Да и нехорошо тебе к большим дядям приставать - обидеть могут. В этом месте, - он повел рукой, указывая на пространство вокруг себя. Но по факту  говорил не о баре, а о Земле в целом. Народ, по его мнению, пошел сейчас еще более злым. Даже во времена, когда люди ходили на веслах или парусах на драконьеголовых кораблях, мир был добрее. И проще. И пиво, к слову, вкуснее. Бальдр упер из Асгарда один из хмельных рецептов и отдал его людям, после чего появляться тут стало еще приятнее. А сейчас в побеге за количеством человечество растеряло самое главное в пиве - душу. Напиток остался приятным, но перестал быть истинно вкусным.
На последнем моменте жеста Громовержец глянул через девчушку, ища официанта. Тот долго не несет его выпивку, смея отвлекаться на других посетителей. Не порядок!

+2

5

- Разве я пристаю? - Зеленая вопросительно смотрит на хмурого , внезапно возникшего собеседника, искренне не понимая своим еще не совсем "готовым" мозгом чем могла вызвать такие ассоциации. Своим поведением она не привлекала лишнего внимания, просто возмутилась, абсолютно правомерно. В принципе, простого "извините" ей было бы достаточно, она бы молча уселась и продолжила заливать горе. Пока ее не задели - она никого не трогала.Тихо и мирно напиться - вот и все ее желание. Потому что слез уже не осталось. А тут что, как минимум, чтобы не выглядеть глупо, придется поставить мужика на место. Ну в самом деле, не затевать же драку прямо здесь. Лорна планирует сюда вернуться и завтра, и послезавтра, и еще много-много дней и вечеров спустя. Да и он тоже, судя по количеству выпитого, вряд ли встанет не шатаясь, а так хотя бы есть надежда что он заплатит парням, не зря же они терпели все его грубости. - Большие дяди меня не трогают. Жить хотят. Знаешь, как говорят - чем больше шкаф, тем громче он падает. Ну вот и все, высказалась. Голос еще твердый, не дрожит, но это ненадолго. Еще бутылка, ну или две, и мысли начнут путаться. Она уже начинает чувствовать разливающуюся по мышцам легкость и теплоту. В ответ на его полуухмылку Дэйн тоже корчит нечто подобное, держит секунды три, а потом переводит взгляд на стойку...Может он в чем-то и прав...Грубая сила подсознательно всегда ее привлекала. Особенно с такой необъятно-широкой спиной.
Лорна без малейший опасений занимает стул по правую руку от него - больше сесть просто негде, и молча делает заказ. Однако бармен, возвратившись за стойку, первым обслуживает ее оппонента. Не то чтобы возмущена, просто кольнуло. И ведь непонятно с чего. Вечно недовольная, уже и повод не нужен.
Интересно, он так и будет молчать?
Про собственное пиво она, признаться, и позабыла, с интересом рассматривая как в горло уходила сначала одна кружка, а потом и вторая...
Хоть бы поморщился...
- Простите, вам повторить? - паренек немного растерялся, возле стойки собралась уже приличная толпа, да и за столиками народ не отставал, вот он и позабыл. А Лорна к тому времени уже успела передумать, видимо, вдохновленная подвигом соседа. Ведь чем быстрее она отключится, тем быстрее настанет новый день. Может хоть там будет легче?
- Нет...мне..."Северное сияние"... от одного только названия сердце встрепенулось и заныло. Глядя сквозь переливающуюся жидкость в возникшем перед ней бокале, она словно понеслась куда-то вперед, сквозь время... там был детский смех, суровый северный ветер и танцующие на небесах потоки света...Словно кто-то уронил кисть на небо и неаккуратно провел ей вдоль линии горизонта. Невероятная красота, которую она создавала когда-то своими руками...
- За неслучившееся путешествие...За Норвежские фьорды, что я не успела посмотреть ... и показать тебе, малышка - шепотом произносит она себе под нос и тянет руку к бокалу.

+2

6

Когда зеленовосая села рядом, Тор не сказал ни слова. Он ждал колкости или докапываний, но их не было. Девушка молча сидела и пристально, долго смотрела на него. Не вежливо. Но Тору, в целом, было плевать. Его сейчас заботило то, что эти треклятые ерши его не пьянили. А ему сейчас очень хотелось уйти в мир грез. Ну или просто хотя бы расслабиться, чего не позволяли сделать волны раздражения. В какой-то момент он все же решился на отчаянный в этом плане шаг.
   Заказав простой водки, он достал из заплечного мешка маленькую серебряную флягу. У него осталось всего три таких. Она умещалась всего лишь в половине его ладони, но сама по себе являлась произведением искусства. Пузатые серебряные бока были украшены вязью древних узоров, и современный человек, как бы хорошо не разбирался в скандинавской мифологии, не смог бы прочесть ни единого символа. Это был древний, первородный язык Асгадра, который лишь единожды появился в этом мире. Один Всеотец явился тогда и поведал людям свою волю. Каменные таблички вроде до сих пор где-то в музеях валяются, а людишки не понимают того, что начертано. Некоторые даже жизни свои посвятили разгадыванию смысла символов. Хорошо, когда у тебя есть увлечения... В центре же фляги виднелось изображение двух воронов, что летят в разные стороны над бескрайним морем, в котором плещется что-то похожее на гигантского дракона. Неизвестный мастер сумел изобразить всю эту какофонию изображений столь детально, что русская сказка о мастере, подковавшей блоху, покажется пустобрехством. Гравюра не выглядела перегруженной, хоть и находилась на столь малом куске металла. И это все было лишь оболочкой, контейнером для истиной ценности в руках здоровяка.
   Мужчина аккуратно, почти с любовной нежностью открыл флягу и капнул ее содержимое в стопку с водкой. Та стачала словно бы не хотела пускать в себя странную жидкость, отчего на ее поверхности появился небольшой холмик, но затем чужеродный объект проник сквозь поверхностное натяжение земного алкоголя и бесследно растворился в нем. Однако, буквально через пару мгновений, напиток начал переливаться всеми цветами радуги в свете местной тусклой лампы. Довольный Тор протянул руку к выпивке, когда услышал несколько задумчивый с его точки зрения голос зеленой ведьмы, о которой он совершенно позабыл, увлекшись алхимией.
- Нет...мне..."Северное сияние" - произнесла девушка.
   Решив подождать пару минут с глотком асгардского зелья, Тор с любопытством стал наблюдать за процессом приготовления коктейля. Бармен столь ловко крутил стаканом для смешивания напитков, что Тор невольно вспомнил дворцовых скоморохов. Когда же перед девушкой очутился стакан с синеватой жидкостью, Тор чуть улыбнулся, коротко кивнув самому себе. Похоже. Пузырьки газа, поднимающиеся снизу-вверх, создавали эффект светового перелива дивного явления, а движение зеленого красителя по часовой стрелке так же способствовало красивому эффекту.
   А после случилось совсем неожиданное. Девушка сказала тост. Не видя от себя иного действия, кроме как не поднять стопку, так как на пирах надо пить во время тостов, Тор коснулся ее бокала своей чашей аккурат в момент, когда девушка взяла его в руки. Радужный мост раскинулся в нордическом небе с легким перезвоном, так могла показаться в этот момент. А после Хеймдаль закрыл портал, и Тор осушил маленький кубок. Теплая жидкость, пахнущая местным анисом и чем-то еще приятно согрела желудок бога.
- Ну наконец-то! - довольный мужчина повернулся к зеленой ведьме с чувством глубокого удовлетворения на лице.
- А леди куда-то торопится? Вроде зим прошло не много с ее появления на свет. Успеет еще.

Северное Сияние

Отредактировано Thor Odinson (2021-06-28 01:14:03)

+2

7

Лорна сидела тихо, изредка посматривая из стороны в сторону, чтобы слишком уж не напрягать соседа. Тот хоть и не подавал виду, и словом больше не задел, однако выглядел довольно напряженным. И, возможно, был крайне недоволен таким соседством. Села без приглашения, вторглась в личное пространство, нарушила уединение, да еще и открывает рот вместо того чтоб молча пить. Соблюдение законов приличия никогда не было ее коньком, они существовали, разумеется, но никогда не были чем-то обязательным и требующим беспрекословного выполнения. Тем более по отношению к тому, кто нарушил первым. Указания, а не законы. Да, именно так. У большинства людей наверняка тоже так, сами игнорируем, но от других непременно требуем. Лорна не задавалась вопросом "почему",  просто так сложилось. Ее неотвратимо влечет расшатать этот мир, проверить на прочность всё, начиная с таких вот банальных мелочей. Но, помимо собственной природы, должно же что-то быть такое эдакое в этом, что влечет ее как мотылька...это реакция на них. Всполохи негодования, искорки гнева, оторопевший от внезапности и дерзости взгляд...искреннее, ничем не прикрытое недоумение. Ее всегда завораживал этот миг, когда волна возмущения только поднимается...и ловишь каждый взгляд чтобы понять, насколько быстро и сильно это цунами ударит. Какой адреналин! Как он будоражит кровь. Ловишь его и жадно пьешь, как вампир. А как иначе? Как без этого? Как же еще настолько быстро и информативно прощупать границы дозволенного и увериться в искренности? Слова лгут, а тело - нет.
Собственный бокал на время отвлек девушку, но вскоре загадочный незнакомец окончательно ее "приворожил". Коктейли бармена, видимо, его не устроили, и он решил сделать свой. Рюмка водки в нем была подобна чистому листу бумаги, а добавленное из серебряной фляги зелье стало настоящей кистью в руках мастера. Несколько капель, упав в прозрачный напиток, к ее удивлению, растворились не сразу, но настоящие чудеса были впереди. Все цвета радуги станцевали в нем по очереди, появляясь и исчезая прямо под стать ее "сиянию".
- Вау... - произносит она полушепотом, не отрывая взгляд от рюмки до тех самых пор, пока она звонко не ударяется краешком о тонкое стекло ее бокала. Ее слова, видимо, были восприняты не чем иным как тост. Пусть будет так, она совсем не против. Ни собутыльника, ни собеседника. Да, пожалуй, она и на это готова согласиться. Иначе опять крыша съедет.
Здоровяк первым нарушает молчание и даже как-то тепло и добродушно ей улыбается. Уголки ее губ в ответ тоже невольно приподнимаются, правда не так решительно.
- Не в этом дело... Просто теперь мне это некому показывать. Коктейль действительно вкусный, с первого глотка сумел обнять и согреть, как теплое одеяло в детстве.
- Красивая... - Лорна кивнула в сторону фляжки, что незнакомец не успел убрать, - Хугин и Мунир, вороны Одина. Летают по миру и видят все, что в нем происходит, прямо как Хеймдалль. А под ними должно быть Ёрмунганд, мировой Змей, опоясавший Мидгард. Самое страшное порождение Локи, яд которого убьет самого сильного воина в Асгарде - Тора Громовержца. Выдержав небольшую паузу чтобы поставить бокал,  она ловит на себе туманный и малопонятный взгляд.
Отлично, сейчас еще и посмеется надо мной... Да-да, я еще помню эту бредятину...
- Не смотри так на меня, просто вместо сказок на ночь тетя читала мне скандинавские мифы.

+2

8

Когда девушка начала пересказывать ему странные истории с перечислением довольно известных имен, Тор удивленно вскинул брови, а затем качнул отрицательно головой:
- Тетка твоя молодец. Но это все и правда сказки для ребятни. Черные курицы давно разлетелись, а Хеймдалю смотреть уже неоткуда. Единственное страшное червеобразное порождение Локи осталось в его уборной, а больше породить он все равно не сможет. Но про сильного воина - да, тут не соврали, - после длинной тирады Тор замолк на какое-то время. Покрутив в руках флягу еще немного, он убрал ее в вещь-мешок заправского туриста. Всего пары мгновений ему хватило на то, что бы прикинуть все за и против. Раз в попытке сбежать от реальности он попадает в место, где ему эту реальность пихают в лицо в виде странной девочки, говорящей о той самой, необходимой ему местности и культуре, да еще с таким вдохновенным, (вероятно даже полублаженным видом, Тору оценить это из-за ее хмеля сложно), то кто он такой, что бы спорить? Быть может, это чья-то злая шутка, и какая-нибудь Алая Ведьма шлет ему в голову странные мыслеобразы, а быть может над ним шутят сами Норны, что выплетают его судьбу на длиннющем гобелене. Тор решил поиграть с ними в эти странные игры. Он даже оглядываться не стал в поисках Ванды, зато начал грузно подниматься с места. Сунул руку в карман и выудил от туда небольшие ножны из кожи, куда люди кладут эти странные пластиковые штуки, на которых лежат их сбережения. Фьюри давно дал ему одну такую, и тогда мужчина не совсем понимал для чего. Сейчас он был благодарен этому дальновидному человеку. Местные не понимают ценности золота в чистом виде, им нужны местные монеты, бумажки или вот такие вот воздушные деньги, но это уже их проблемы.
Терминал довольно пиликнул, официант так же остался крайне доволен. Тору тут делать больше нечего, он нашел для себя следующую цель. Повернувшись в сторону девушки, он снова с непониманием поглядел на нее:
- Ты разве не пойдешь за курткой?

Отредактировано Thor Odinson (2021-06-28 14:57:38)

+2

9

Вот тебе раз... 
Как будто всех тех, о ком она только что рассказывала, выстроили перед ней в ряд и с размаху окатили помоями... Больше всего досталось как всегда, младшему...Локи...Она даже не удержалась и невольно хмыкнула. Если вспомнить события шести или семилетней давности, может незнакомец и прав. За Нью-Йорк и все это... Поделом ему. Хм... Ничего себе, вот так вот выпьешь и расстояние между тобой и богами существенно расплывается, или вовсе исчезает... Как он так приземлил их всех, а? 
Но вот что странно  - говорит он так будто каждого в лицо знал, и так уверенно, что отбивает всякие сомнения. Или просто кажется? Хмельная голова сейчас вовсе не настроена на анализ ситуации, ей бы прильнуть к чему-нибудь теплом и родному, и желательно к тому что не шатается. Но, еще рано о кроватке думать, сначала нужно осушить бокал, а потом второй...и вот если после этого она еще будет в состоянии встать...Ой...Ой..стены, вы куда?
Кто-то решил сделать музыку погромче. Лютые басы со всех сторон бьют по перепонкам, заставляя зеленую зажмуриться. Люди меняются, однако веселее тут не становится. Угрюмый оазис для страждущих надраться и получить пару раз под дых за последние пару минут заполнился до краев, словно привалили футбольные фанаты. Лорна молча делает один глоток, секунд через тридцать второй, и только потом замечает, что ее новый друг собрался уходить. Ну что ж, неволить она никого не будет. Пока он расплачивается, девушка снова тянется к бокалу и наконец осушает его. На душе по прежнему тоскливо, но чувства как-то разом притупились. Анестезия начинает действовать. Давно пора.
— Ты разве не пойдешь за курткой?
А вот это уже интересно.
Зеленые глаза, уже изрядно затуманенные , смотрят на него снизу вверх , будто перед ней айсберг возник как перед Титаником. Кому-то нужна компания?! Ей ведь не кажется? Ее зовут продолжить в другом месте?
Раздумывала она недолго. Встала, немного пошатываясь, оставила рядом с бокалом пару зеленых денежных знаков и инстинктивно потянулась вперед руками в надежде найти опору. В конце концов, дома ее никто не ждет, да и кто знает эти случайные знакомства...
- Ну, пойдем!

+2

10

Официант неодобрительно покосился в сторону девушки, когда та согласилась на, как тому могло показаться, интрижку с хмурым и грубым здоровяком, но Тор не обратил на это внимания. Он, шагая прочь из бара, не выглядел выпившим, и тем более пьяным. Шаг ровный, спина прямая, но особо внимательный взгляд смог бы с легкостью выцепить тяжесть дум в его движениях и манере держаться.
  Улица встретила любителей баров стандартным Нью-Йоркским набором: воем далеких серен; прохладным, несмотря на время года, ветром, а так же группой бродяг в переулке, где и был вход в бар. Видимо, те находятся в статусе ожидания, что бы сцапать менее здоровенную и более пьяную добычу, как, к примеру, зеленовосая ведьма. Но в этот раз им не повезло. Она была не одна, и любителям легких денег и развлечений пришлось ожидать своего часа дальше.
  Дождавшись появления девицы, Тор уточнил у нее адрес ее обитания, а затем полез ковыряться в телефоне. Улицы города он видел не раз, но в основном сверху, и не вчитывался в их наименования - ему ни к чему было. GPS же он освоил еще в тот момент, когда только стала возникать идея Нового Асгарда. Нужно было понять, где они находились после приземления, где они беседовали с ныне павшими отцом и братом, да и чертовски это было удобно! Прогуглив адрес, Тор выудил из заплечного мешка зонтик, хотя дождя и не было. Этому единственному колдовскому фокусу его научил брат в незапамятные времена. Целый год назад. Дорогу до дома девушки "по воздуху" он запомнил. Летать без секиры Бог Грома тоже мог, но это сопровождалось такими визуальными спецэффектами, что проснется половина квартала, а внимания привлекать он не желал. Молча притянул девушку за талию к себе и вскинул зонт вверх. В отличии от молота ее раскручивать было не обязательно. На глазах очумевших бродяг пара взмыла вверх.
  Чувствуя под левой ладонью ее талию и то, как девушка за него держалась, Громовержец почувствовал легкую тоску. Он так транспортировал лишь одно живое существо, и те воспоминания не приносили ему никакой радости. Джейн Фостер ушла из его жизни достаточно давно, но шрамы, ею оставленные, не заживут никогда. Так он думал до этого момента, так как мужское начало в присутствии хрупкой дамы заставило его внезапно расправить плечи шире, а походку сделало чуть увереннее. На лице, обращенном по ходу движения появилась улыбка. Ему нравилось держать в своей руке ее хрупкий стан, и ему нравилось то, что это ему нравится.
  Приземлившись на пожарную лестницу и изрядно погнув ее при этом, Тор плавно опустил зеленоволую девицу рядом. Ему не по нраву было опускаться у входа в парадную дома, так как не желал лишнего внимания. Сейчас камеры были буквально у каждого, а это чревато новыми газетными вырезками и постами в интернете. И через минут двадцать у дома собралась бы здоровенная толпа. Ему этого не было нужно. Не сейчас.
- Прошу леди поторопиться. Нынче на севере холодно, потому утеплиться нужно должным образом. Балкон вашего чертога тремя этажами ниже. Буду ждать выше, на крыше.

+2

11

На улице прохладно, ночное небо хмурится, из-за этого не видно звезд. Очень жаль. А ведь где-то там в вышине сияет одна, крупная, яркая. Полярная звезда. Ее звезда...Не лично ее, конечно, просто так уж сложилось, что у них одно имя на двоих... Северная красавица, зовущая путников домой. Природный компас и призрачный свет надежды, холодный и такой далекий, что брезжит во мраке и манит сквозь пустоту своей томной нежностью. Только ведь мы в Нью-Йорке, тут люди не смотрят на небо.
Полярис...
Тетя Джеки так называла ее. Накрывала одеялом, целовала на ночь. Любила свою звездочку больше всего на свете...
Потом отец. Какое вообще право он имел так ее называть? Сам решил стать для нее чужим, а спустя тринадцать лет оставляет ей подарок на пороге?! Да еще и пишет... Конечно ее взорвало!  Эти строки из записки выжжены на сердце словно клеймо и никуда от этого не убежать. Его кровь - ее кровь... Кровь холодного лидера и бросившего свое дитя родителя... Кровь предателя и убийцы... Избавителя и героя. Хотя, какая разница? Ей было все равно на его титулы. Вернись он тогда и забери ее, Лорна еще могла бы простить и научиться любить его...но не теперь...не на этом пепелище, где когда-то было сердце...
Теперь и мир ее так зовет...и так же ненавидит... Есть за что ненавидеть. Проклинать. Бояться. И пытаться уничтожить. Звезде осталось недолго. Танос уже забрал ее сияние, а без него все эти отчаянные попытки еще раз блеснуть бессмысленны. Как и надежда вновь зажечься.
Главное чтобы остались силы исполнить последнее, на что она сгодится...
А сейчас что она делает? Не это ли? Точно как ее тёзка, зовет сбившегося с пути домой... Абсолютно бессознательно ведет туда, где случится его новое начало.
Впервые в жизни исполняет свое предназначение, указывает путь. Прямо как в каком-нибудь пророчестве.
Рядом с ним спокойно. Она чувствует твердую руку и уверенность, опору, которой ей так не хватало. И как-то до неприличия близко к нему прильнула. Еще мгновение, и кудрявая зеленая голова находит покой на его груди. Адрес она назвала, а об остальном беспокоиться нет ни сил, ни желания. Ей наконец-то все равно что она, где она, и как она попадет из точки А в точку Б.
А зря.
Зонтик, внезапно взявшийся в руке провожатого зачем-то устремляется вверх, и Полярис так же поднимает глаза к небу, ведомая простым любопытством. В тот же миг, когда они оба отрываются от земли, Лорна сильнее обхватывает его, и, кажется, ничуть не удивляется. Ну, может самую малость.
- Так ты тоже...? Она не договаривает, и так понятно о чем она думала. И ответ как таковой ей не требуется - она все видит собственными глазами, перед ней не человек.
- Здорово..ты прям как Мэри Поппинс, - с улыбкой произносит зеленая и практически сразу кладет голову обратно, заодно покрепче обхватывая незнакомца руками. Она не боится летать, особенно с тем кто так стремительно несется ввысь.
Опуститься незаметно не получилось, пожарная лестница изрядно деформировалась. И точно не от Лорны. Ее комариный вес выдерживает даже бельевая веревка, поэтому переводим стрелки и видим истинного виновника. Конечно, в мышечной массе девушка ему проигрывает раза в три, на глаз...но все равно, чтоб так погнуть лестницу, нужно весить центнера четыре... Ну да черт с ней, потом поправит.
- На Севере? Так ты решил...? Левая рука зеленоглазой стремительно поднялась вверх, а потом резко опустилась на правую , но почему-то всей ладонью. Вообще это движение означало "перепрыгнуть" или вроде того. - Через океан махнуть?
- Что, вот так просто, да? Ни паспортов, ни самолетов, просто взяли и полетели? Она все еще иронизирует, но когда встречает этот невозмутимый, серьезный взгляд, невольно  задумывается над его словами. Пауза длится несколько секунд, за которые ветер трижды заставляют ее вздрогнуть от холода. - Ты чокнутый...Но я с тобой пойду. Не знаю почему...

На самый верх она поднимается на лифте, тоже не хочет привлекать внимание. Тут ведь живут приличные люди, она и так не очень вписывается со своей шевелюрой , стилем одежды и манерами. Конечно, при должных усилиях, и отсутствии спиртного в крови , из любой Золушки можно сотворить принцессу... Только вот фея, кажется, не придет - превратилась в дым...или в пепел...
- Я готова. А ты?

+2

12

Когда прозвучала фраза про самолеты, мужчина равнодушно пожал плечами, чуть изогнув кончики губ книзу. Квинджет давно разломан, да и к чему он ему? Ранее, когда вселенная была не половинчатой, а его волосы длинными, Тору пришлось бы воспользоваться чем-то летательным. Но не теперь.
Когда девушка заторопилась вниз, Тор побрел выше. Его шаги гулким эхом отдавались в вечернем перезвоне густонаселенного города, а лестница давала ясно понять, что стара она уже для этого дерьма. Забравшись на саму крышу, бог огляделся: люди часто устраивали себе небольшие смотровые площадки на плоских участках домов. Будь то балконы, лоджии, крыши - все превращалось в места поклонения небу. Отсюда смотрели за падающими звездами (конечно, это были в основном местные спутники, самолеты или Тони, но тем не менее), за закатным или реже восходящим солнцем. Некоторые чудаки совершали на них всякие непонятные религиозные обряды во имя своих богов. Тору даже рассказывали про собрание взрослых вроде как мужиков, которые орали всякие непонятные песни, якобы призывающие бога грома под дождем, ожидая молнии. Однажды бог даже видел одного такого лично : он скакал в кедах, летних джинсах и рубашке с просьбами о дожде. Тор тогда сжалился над ним и жахнул 4-х дневным ливнем с грозой. Как же тот мужик смеялся и плакал одновременно. Вот он точно был чокнутый, в отличии от Тора, который просто собирался перелететь океан. Эта крыша тоже была обжитой - складной стол был разобран, на нем стояли четыре перевернутых ножками вверх стула, а недалеко стоял ящик с пивом. Он был далеко не полным, но пара банок все же оставалась. Тор не стал брать ни одной из них - все равно бесполезно, а вот стул один спустил. Ловко вернув ему нормально положение, Громовержец уселся на него задом на перед, положив руки на спинку и прислонив сверху подбородок. Люди поклонялись небу неосознанно, видя в нем нечто прекрасное, и даже освоение космического пространства не отбило у них желание любоваться им. А все почему? Потому что там жили они. Асгардцы. Те, кто защищал этот мир от вторжения Сурта, Лафея, темных эльфов и прочей нечисти, стремящихся поработить голубой шарик. Асгардцы приходили с небес и уходили в них, а люди смотрели вслед радужному мосту, запрокинув головы вверх, так часто, что на все поколения выработали данную привычку. Но больше от туда никто не придет им на помощь. Биврест не раскроет свои объятия и не вызовет восхищенных возгласов смертных. Больше этого не будет.
  Грохот поднимающейся стальной махины оповестил мужчину о том, что девушка готова. Тор уже был не сильно рад  своей идее потащить ее на север, но отступать было поздно.  Кем бы он прослыл, коли сбежал от своего слова? Когда та приблизилась к нему и поинтересовалась о готовности бога, тот критично осмотрел ее с ног до головы. Одежда теплая. По меркам Нью-Йорка. Ну да ладно, раз ей пиво продавали, значит голова на плечах есть. Он, по крайней мере, предупреждал..
- Я вот сидел и думал, Кто такой Мэри Попинс? Это ваш знаменитый воитель? - не дожидаясь ответа, Тор встал со стула, подошел к ней, уверенно положил свою широченную ладонь ей на талию, провел до поясницы и притянул девчушку к себе. Глядя в ее глаза отвел руку с зонтиком в сторону и они взмыли в небо.

***

Ветер с ревом вгрызался в ее зеленые волосы, старался едва ли не оторвать их. Глаза слезились, а уши нещадно закладывало от резкой смены высоты. Единожды им даже пришлось приземлиться на какое-то судно, изрядно перепугав команду моряков. После очень вежливой просьбы от приземлившегося мужика с девушкой в объятиях, от соприкосновения с палубой которого судно изрядно качнуло, морские волки очень быстро предоставили теплый тулуп и плотную вязаную шапку, которым были не страшны ни ветер, ни осадки.
- Сказал же, что холодно. Почему без нормальной шапки пошла?! - проворчал мужчина и, убедившись, что девушка завернута так, что виднеется только щель для глаз, рванул снова вверх.

***

Приземление окончательное произошло не скоро. Рассвет они встретили в воздухе, отчего Тор даже немного сбился с пути - слепящий огненный шар, выдвигающийся лениво из-за линии очень далекого горизонта, не способствовал сохранению ориентации в пространстве попытками выжечь глаза. Весь полет Тор прижимал девушку к себе, отчего-то искренне наслаждаясь этим фактом. За время полета у него было время на размышления и самоанализ, и он понял, что девушка ему понравилась. Своей беззаботностью, безбашенностью. Скорее всего это поведение было вызвано чем-то глубоким, попыткой от чего-то сбежать. Надо в здравом уме согласиться отправиться на другой конец света с летающим воителем! Пусть мидгардцы пережили за последнее время кучу катастроф, вторжений и прочих несчастий, апогеем которых стал баклажановый мудак, но все же это не нормально. Она пила в баре не просто так, как и он сам. Она взывала выпить за всякое, что могла понимать лишь она. У Тора было очень много подобных тостов. За каждого падшего Асгардца. И сейчас, когда она показала свой нос из под низко опущенной Громовержцем во время полета шапки, он снова убедился в своем отношении. Ему нужна помощь. И ей она тоже пригодится:
- В Нью-Йорке ты сказала, что тебе некому показать норвержские фьёрды. Так покажи мне! - ветер срывал слова мужчины и уносил вдаль, потому ему приходилось повышать голос. Шум недалеких волн был монотонный, крик одинокой чайки звучал как нельзя кстати.

Норвегия предстала пред путешественниками во всей своей красе.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/1222191/pub_5c30566867712a00abd776c1_5c3057b451ac1300abc2a45b/scale_1200

+2

13

- Ага... - Смешок Лорна все-же не сдерживает и ухмыляется, попутно подойдя и дружески похлопав его по плечу, - Крутой мужик , почти как ты.
Нет, он серьезно не знает кто это? Или прикалывается надо мной? Девушка застегивает наспех накинутый пуховик с капюшоном как положено, точнее, на сколько хватает точности движений и координации. Ее слегка шатает и ведет влево, именно поэтому она сейчас без каблуков - ничего удобнее берцов еще не придумали. В случае чего и на ногах устоит, и побежит, и вообще.
Нет, у нее конечно промелькнула мысль, что может случиться так, что они рано или поздно устанут, или еще хуже - возьмут да и рухнут где-то в океане...но все это на пьяную голову представлялось таким далеким и мистическим, ну и, естественно, с кем угодно может произойти, но только не с ними.
Она даже отпрянуть не успела, как её сгребли  в охапку, с той самой силой,  где суровость граничит с мягкостью, и молча глядя в глаза, унесли ввысь. Более брутального проявления нежности и заботы трудно себе представить. Ну, по крайней мере, она так этот жест расценила.
Примерно с минуту они смотрят друг другу в глаза... У него они, оказывается, разные... Правый рассекает тонкий, еле заметный шрам, растянувшийся от верхнего века к нижнему. Да и по цвету они отличаются друг от друга... Смотрит он как-то странно, безотрывно, и, на удивление, свою спутницу этим не напрягает.  Ее же, зеленые блюдца, хоть и смотрят увлеченно, полны грусти. Она этого и не таит. Несложно угадать  - у них обоих там горе и тоска... И оба они не стесняются об этом плакать. В конце этой игры в гляделки девушка улыбается, и очень быстро отворачивается, уткнувшись в собственный капюшон щекой. Но улыбаться продолжает...
Неспроста природой так задумано - женщина нуждается в объятиях, даже если ее обнимает тот к кому она равнодушна. Сплошь химия. Происходит выброс защитных гормонов, и он напрямую зависит от интенсивности объятий, и то, как ее обнимают сейчас, для нее настоящий подарок. Там внутри огромная, зияющая пустотой дыра, которую нужно заполнить. Ей это нужно, пусть даже от того кого она видит первый и последний раз. И так ли уже она равнодушна, если совсем не спешит от них избавиться?
Их полет проходит в приятной, негнетущей тишине. И Лорна впервые за много дней этой тишины не боится. А разве нужно что-то говорить? Они вдвоем, в паре тысяч метров над землей, несутся прочь на бешеной скорости , и не где-нибудь, а над атлантикой! Она, признаться, сначала думала что все это просто дешевые понты, но после пятнадцати минут "нормального полета" у нее отпали все вопросы. Кроме одного. О собственной вменяемости.
Во всем этом путешествии был единственный минус - от холода и ветра она как-то очень внезапно и быстро начала трезветь.

На судне они конечно устроили переполох - еще бы, явились откуда-то с неба, ночью, да еще и с зонтиком прости господи в руках! Зеленая вообще двух слов связать не может, во первых,  потому что языка их не знает, а во вторых, стыдно признаться, закоченела. Зато спутник ее выглядит бодро,  щебечет с ними как родной, указывает на нее да еще и посмеивается! Явно же ее обсуждают... Лорна чуть насупилась, но ничего говорить не стала - молча приняла и "подарки", и это его ехидное "про шапку".

Согревшись, отчаянная попутчица ненадолго провалилась в сон, мужчина должен был заметить хотя бы по тому, как тело обмякло. Молодец, не выпустил. И сам не уснул. По крайней мере она не просыпалась от резкого падения или чего-то подобного.
Забрезжил рассвет, а они все еще в воздухе. Даже сквозь надвинутую донельзя шапку слепит.
На трезвую голову вчерашний поступок казался, мягко говоря, сумасбродным, шальная прихоть больной на голову девчонки...да-да, именно девчонки, подростка, сорванца, и именно больной.
Но как же, черт побери, красиво... Слов нет как красиво... У нее сейчас сердце выпрыгнет.
Скалистые, почти вертикальные горы и их снежные вершины, а темная вода внизу под ними просто замерла. Безмятежная водная гладь уходит глубоко в сушу и скрывается где-то там, за поворотом.
Только лишь увидев все это, они медленно опускаются на твердую землю.
Воспоминания, спрятанные где-то глубоко внутри, вдруг всколыхнулись, поднялись точно ил со дна и помутили разум. Слезы полились сами собой почти мгновенно. Слишком проникновенными и безжалостными оказались его слова... Слишком свежими раны...
- Тётя привезла меня сюда после первого срыва. Наплевала на все запреты врача, просто сунула меня в самолёт и привезла сюда, показать самое прекрасное место на земле. Представить боюсь сколько ей это стоило. И денег и сил. Мы стояли на берегу озера с зелёной водой, она взяла меня за руку и сказала: " Лорна, просто знай это, что бы ни случилось, что бы ты не сделала - я всегда на твоей стороне." Ей тогда влепили строгий выговор и едва не уволили с работы, но она сказала - "это все ничто в сравнении с тем что я могла потерять тебя" . Она  любила меня больше жизни и готова была горы ради меня свернуть....
Лорна украдкой смотрит на стоящего рядом мужчину.
- Я хотела сделать то же самое для своей дочери... А теперь её нет... Они все виноваты... И ответят за это.

+2

14

Когда девушка начала свой рассказ, Громовержец сначала не понял, о чем она. Что такое срыв, он не знал. Девушка упала со скалы? Тогда ей крепко повезло, что осталась жива, и судя по всему, даже не покалечена. Видимо, целители мидгадра кое-чему научились. Хорошо. Но тете не следовало привозить ее к скалам сразу после падения - девушка могла же испугаться. Хотя Тор тоже помнил этот страх - он тогда только учился правильно приземляться. Пару раз больно было, потом даже взлетать перестал. А потом, раздраженный трусостью сына, всеотец просто начал швырять его в небеса, пока ребенок не научился правильно падать. Все-же молодец тетя.
Когда зеленоволосая посмотрела на Тора, то увидела в его глазах понимание - он был согласен с внутренней благодарностью девушки, хотя понимали сказанное они сильно по разному. В глазах асгардца их воспитание, каким бы оно суровым не было, у них похоже. А значит, девушка должна быть сильной. И уметь летать. Зачем тогда он ее тащил все это время, если она сама могла лететь рядом? А, да, она же замерзла.
Слова о дочери вызвали неприкрытое удивление у мужчины. Брови взметнулись вверх, хоть и ненадолго. Девушка пред ним была сама еще ребенком, во сколько же она.. ну.. это. И где были ее родители вообще? Нет, воспитание у них точно разное. Определенно. И вообще, он ее сюда приволок для того, что бы она фьерды ему показала, а выходит... А выходит, что так даже лучше. Мужчина отметил, что полет подействовал на него отрезвляюще. Не от алкоголя - он и так был в ясном уме. От его переживаний пока не осталось ни следа. Ну и тот шок, который он испытал от последних пары фраз, тоже сработал подобно молнии на полумертвого человека - сознание подскочило, словно проснувшись, скинуло одеяние уныния и, выпив кофе, стало готово к новому дню подвигов. Только врагов больше не было вокруг, только маленькая мама, потерявшая дочь. Плечи Тора медленно опустились. Что бы не орать, перекрикивая норвежские ветер, он подошел ближе, почти вплотную. Незнакомец был одет в легкую одежду, но не было похоже, что холод доставляет ему какой-либо дискомфорт. Наоборот, он него шло тепло. Почти жар, который не мог сдуть даже холодный майский ветрище, хотя очень старался.
- Я потерял отца, мать, уйму друзей. А потом воплотил пророчество, уничтожив свой собственный дом своими руками. Потом нарвался на треклятого Таноса, который убил моего брата и перебил почти весь мой народ. Ну и потом еще этот треклятый щелчок. В общем, от двадцати тысяч асгардцев осталась жалкие две сотни. Так что я знаю какого это - терять. Но утешение я нахожу в том, что каждый из них пал как герой, и пред ними открыты чертоги Вальгаллы. Ребенок не должен был успеть свершить подвигов. Но Чертоги открываются не только пред теми, кто пал с оружием в руках. Сильная воля и крепкий дух - вот залог настоящего бойца. У такой как ты не может быть слабого потомства, - Тор положил руку на плечо девушки, - Я знаю, у них сейчас все хорошо.

+2

15

На этой войне все кого-то потеряли. И все проиграли. Танос обрушился на них как библейская чума и отнял самое дорогое. Кроме их собственной жизни. И в этом его главная ошибка. Его самый большой промах. За павших всегда приходят мстить. И если он всерьез надеется избежать их гнева - он еще больший глупец.
Возможно, ей не стоило плакать. Не стоило показывать свою слабость и уязвимость, но тогда было слишком наплевать на складывающуюся таким странным образом репутацию. В баре она была резкой, колючей, острой, и  вдруг такая перемена - откровения, слезы и неприкрытая боль утраты. Она не спрашивает себя "почему?", просто говорит то что сейчас на душе, что не дает спать по ночам и терзает ее снова и снова. Может и правда проще открыться незнакомцу, чем кому-то родному... кому только? Их ведь никого не осталось... Этот странный угрюмый нечеловек, что стоит сейчас возле нее, выходит, единственный, кто может сейчас помочь ей, выслушать, поддержать. Просто подойти и обнять, ведь это ей так нужно.  Если ноша слишком тяжела, ей можно поделиться, разбить поровну и одну и вторую, половину нести куда легче. Особенно чужую.
Лорна смотрит на него и не ощущает никаких признаков тревоги или угрозы. Ничего что могло бы оттолкнуть ее или хотя бы заставить задуматься о собственной безопасности. Чем ближе она к нему, тем ей спокойнее. Она делает шаг навстречу, крепко прижимается к нему и шепчет тихое "Спасибо".
- Сочувствую твоей утрате, - говорит, а у самой катятся слезы, только до подбородка они опуститься не успевают - их срывает ветром примерно на полпути. Что может быть ужаснее? И семья, и народ... Она еще прицепилась к нему с этим осколками несчастными, пока он сидел и заливал горе... да пропади они пропадом! Здравый смысл, оглушенный собственной болью, предпочитает почему-то выуживать информацию избирательно, улавливая общий смысл, но не вдаваясь в детали, словно намеренно уводя такие важные факты на задний план. А может просто глубоко задумалась, и потому слова про "асгардцев" ее ни на что не натолкнули, не подсказали кто перед ней. Хотя куда уж ясней? Но нет, эта мысль если бы и возникла, сложи она в уме два и два, но казалась бы еще более невозможной. Девушке сейчас просто не до того, потому и ведет себя словно бы и не слышала.
- Ты прав, у них хорошо. А нам остается или мстить, или смириться. И  последнее точно не про меня.
Если бы на этой земле было оружие против Таноса, она бы его нашла. Перевернула бы все вверх дном, но добыла, так она жаждала мщения. Даже если б знала что это ничего не исправит. Смерть Таноса не вернет ей дочь и Маркоса, просто...так она сможет со спокойной душой уйти к ним. Эти мысли уже давно роятся у нее в голове, и жить она себя заставляет только поэтому...

...От него веет теплом и силой. И сила эта ее притягивает. Очень странное ощущение. Наверно так же чувствует себя металл, когда она зовет его. Если бы мог чувствовать, конечно...
 
- Ты ведь бывал здесь раньше? - нужно увести разговор в другую сторону, они ведь здесь не за этим. Лорна здесь по крайней мере затем, чтобы увидеть последний раз место, где ей не суждено жить, и к которому она так прикипела, - Ты говорил с рыбаками так словно всю жизнь тут прожил. Девушка его не торопит с ответом, отходит на пару шагов в сторону, давая время все обдумать. Она смотрит вдаль , ветер дует ей в спину, подталкивает к самому краю скалы, на которой они приземлились. Будто уже знает что она решила.
Умопомрачительные виды. И почему она не родилась здесь?
Лорна медленно поднимается в воздух с горящими зеленым свечением ладонями, внутренний компас еще ни разу ее не подводил, и сейчас она уверена - они на скалах Гейрангер-фьорда.
- Я кажется знаю где мы. Идем. Сверху экскурсия еще интереснее.
Ветер по прежнему неприветлив, хлестает по лицу собственными локонами. В конце концов зеленоволосой это надоедает и она заправляет их как можно дальше под шапку. Вокруг никого, время они выбрали удачное, попали в перерыв между экскурсионными судами. Тем лучше для всех, не нужно оглядываться.
Слишком тихо, да? Это потому что сюда человек еще не запустил свои лапы. Здесь нет ни электростанций, ни всего того что может навредить природе.
Они летят дальше, пока не зависают над огромным водопадом. Тут уже не голые отвесные скалы, а покрытые северным лесом более пологие норвежские берега.
- Это "Семь Сестер", а вот там, - Лорна указывает рукой на противоположный берег, - их "Жених". Есть красивая легенда о них. Однажды храбрый викинг пришёл в деревню свататься к семи дочерям местного фермера. Разборчивый оказался. Отец дал согласие, и будущий жених уже принес фату, да так и не отдал ее ни одной сестре. Все девушки были невероятно хороши собой — и викинг просто не смог выбрать свою нареченную. С тех пор несостоявшиеся невесты льют слезы на одном берегу, а нерешительный викинг — на другом. Брошенная фата зацепилась за скалы недалеко от жениха и превратилась в невесомую водную вуаль. Вон она, кстати, крохотная, белая, словно в тумане. Тот еще из нее экскурсовод, что и говорить, но всяких баек и легенд она нахваталась немало. Лицо ее провожатого как-то странно повеселело, или ей показалось? Может и он сейчас покажет ей что-то эдакое?
Есть еще один красивый фьорд, В Тронхейме, но лететь придется около часа. Осилим?

Семь сестер

+1

16

Большая теплая рука накрыла спину девушки, когда та подошла и уткнулась в его грудь своим маленьким, острым и, судя по тому, что было в баре, вездесущим носиком. Он ничего не сказал на ее слова сочувствия, ведь сочувствовать уже было особо нечему. Все случившееся - результат его ошибок и стечений обстоятельств. Он принял это довольно давно. Его вина в том, что именно он вел своих людей, когда все случилось. Именно во времена его правления асгардцы остались без дома. Но сейчас они вновь обрели его. И в момент, когда им нужна была рука их царя, он сбежал. Тор уже ненавидел себя за подобный поступок, за бегство в Америку, но с другой стороны, он бы никогда не увидел эту деву, и та не поделилась бы с ним своим опытом. А ее опыт кое-что да стоил.
- Ты бывал здесь ранее? - вопрос поставил его в легкий тупик.
- Э, да. Был много раз. А сейчас я тут живу неподалеку. Ну, по другую сторону от этого залива. Там вроде здорово, и язык знаем. Вернее местные знают наш. Ну, они на нем говорят. Тысячи три, наверное, лет. Давно уже. Мы их учили. Забавно было.. - мимика Тора постепенно менялась с сурово-печальной на грустно-умиленную. Такая бывает у человека, который вспомнил былые игры с любимым сенбернаром, которого переехал трактор лет десять назад.
  Когда девушка поднялась в воздух, Тор остался на земле. Зависать вот так, как она, он не умел. Отец называл его способ перемещения импульсным, но асгардец больше предпочитал "для чего задерживаться в воздухе, если можно при приземлении вмазать ногой по лицу?". Посему он подождал, пока та отлетит на достаточное расстояние и поднял зонт в воздух. Рванув вверх, мужчина быстро нагнал девушку и ловко подхватил ее за талию, утаскивая по указанному направлению со скоростью разогнавшегося болида.
Супергеройского приземления на колено Тор делать не умел, а потому вмазался в землю со всего маху, благо мягкой она оказалась, будто пух. Мох, устилающий хвойный ковер, деревья и пни, часто сравнивали именно с ним. Глядя на то, как хлопья этого самого мха вперемешку с земляными комками разлетаются вокруг, Тор был готов поспорить с тем сравнением. Мох больше всего был похож на... мох. Может кто-то бы и обвинил его в полном отсутствии поэтического воображения, но точно не глядя в глаза. Да и вообще у главного скальда Асгарда сейчас просто настроения не было. Однако, после того, как тот огляделся, это самое настроение легко могло появиться. Именно здесь следовало появляться всем поэтам его народа перед написанием драпп.
   Повелитель молний восхищенно наблюдал за водой, перебегающей от одного камня к другому. Он смотрел на скальные силуэты, а в его голове голос девушки дорисовывал фигуры прекрасных женщин. У одной было спрятано лицо в ладонях, другая с грустью смотрела за линию видимого только с ее высоты горизонта. Шум воды заглушал плачь третьей, а коса четвертой сплелась с подножными кустами и рассыпалась позади, покрытая вездесущим мхом. "Викингом" оказался толстенький плюгавенький мужичок, так похожий на погибшего столько времени назад хозяина виноградников Асгарда. И если воинская стать у этого человека и была, то она точно погребена под ворохом веков. Вероятно на деле тот был каким-нибудь горбуном, пришедший молить мельника за самую убогенькую из дочек. И тот позволил ему взять самую старшую, так как возраст ее давно вышел. Вон как плачет. А прочие не завидуют ее судьбе.
Громовержец не знал сколько он простоял, утонув в данном пейзаже. Но когда наконец его гулкий голос прокатился над водопадом, взгляд стал совсем иным.
- Это место прекрасно. Ему нужно находиться подле моего дома, среди великих скал древности, а не прозябать в таком отдалении. И коль забрать с собой его нельзя, я принесу сюда свой дом. Покажи мне, дева, еще подобных мест. И быть может, я дойду и в ту сторону, - мужчина перевел свой взгляд в ее сторону. Взор настоящего воина, а не того толстячка, который пользуется былой славой своего племени.

+1

17

- Покажешь мне свой дом?
Лорна, ты чем слушаешь? он же только что тебе рассказал как потерял отца, мать и брата...А еще народ. Как он их назвал? Ас...Асгардцы? Кто??????
И тут вдруг мозг словно отрезвел и начал работать. На секунду-другую она словно зависла и потом вдруг раз - рука непроизвольно дернулась, благо в громоздком рукаве ее почти не видно. Столько всего крутилось в голове и наконец-то улеглось по полочкам. Разобралась. Не прошло и года!
Тор? Это правда ты?
В голове не укладывается.
- Мы провели вместе почти сутки, но я до сих пор не знаю твоего имени. Вопрос этот она задает с единственной целью - развенчать свои сомнения. И почему-то смотрит не на него, а в сторону, говорит как-будто между делом. Ведь действительно, так как-то проще обращаться к человеку, или кем бы он ни был этот здоровый "Викинг", как Лорна его про себя уже окрестила. Ничего обидного, просто прозвище.
Улыбка была совсем другая, не та, которую она видела у него прежде, она была какая-то... добрая, что ли, хоть и немного грустная. И взгляд другой.
Да и она теперь смотрит на него по новому.
Мстители...Танос...Две недели назад она была готова каждого из них прилюдно казнить. И ведь казнила бы, если б нашла. Она пришла к башне с одной единственной целью - поквитаться, причинить боль. Убитое горем сознание в красках рисовало кончину каждого из этих так называемых "героев": Старка бы сожрала собственная броня, прожевала и выплюнула, Капитану снес голову собственный щит, а Громовержцу проломила грудь Секира... о последствиях она не думала, как не думала и о том, что с ней будет дальше. Наверняка тоже бросилась бы вниз с башни спиной вперед, жить ведь больше незачем. Но воплотить все это в жизнь она не смогла... Старка не было, как не было и Мстителей...она плакала, кричала, вывернула наизнанку все что попалось под руку, включая саму башню.
А потом, съедаемая бессилием, просто рухнула на землю...
Убивать, оказывается, очень непросто.
Слезы не приносят облегчения, но зато дают выход эмоциям...и чем больше выплеснешь, тем меньше их останется. И что рана заживет, если ее постоянно не ковырять... Она зарастет, зарубцуется, да, шрам останется, но боль притупится. А потом, со временем, ты перестанешь так остро реагировать на любое воспоминание о ней...И наконец, поймешь...
Что после смерти жизнь тоже возможна... Совсем другая, не та что прежде. Но возможна. Нужно просто пережить. Перебороть себя.
Они смотрят друг на друга. Лорна ждет ответ. Она напряжена. В этом ее взгляде нет ничего враждебного, пока нет. Одни лишь вопросы, догадки, предположения. Изменят ли что-нибудь его слова, если окажется что Лорна права? Она и сама пока не знает...
Она ведь к нему уже так прониклась...
сейчас главное без резких слов...и движений...

+1

18

На простую просьбу мужчина среагировал несколько неоднозначно: Тор словно бы усмехнулся, но в самом начале движения губ вернул себе невозмутимый вид. Громовержец хотел бы сказать: "О, дева, этой чести удостоилась за все время существования девяти миров лишь одна смертная, да и это хорошим ничем не кончилось, так что не обессудь. Всеотец будет против", но отныне это было не так. Новый Асгард был совсем близко, и в нем побывала уже целая куча смертных. Одной больше, одной меньше - разницы не будет. И титул Всеотца сейчас носит именно он. Одергивание себя заставило печальным мыслям снова ворочаться в сознании, но от новой порции самокопания Тора отвлекло чувство тревоги. Он осмотрел зеленовосую снова, пробежав глазами по ее лицу, груди, талии, ногам. Лицо. Что-то было не так именно в нем. Девушка не узнала бога с самого начала - Громовержец это понял сразу. Но сейчас что-то в ее взгляде его насторожило. Тот стал слишком стеклянным. Девушка, видимо, снова ударилась в свое прошлое. Но откуда тогда эта звенящая настороженность в ее голосе? Видимо медиатор догадки дернул струны ее души слишком сильно, затронув что-то ярко-болезненное. Тем не менее Громовержец ответил:
- Конечно. Он тут недалеко. Может всего час моего полета. А что до имени - разумные зовут меня Тором, сыном Одина. - Тор тоже стал выжидать, правда пока не зная чего именно. Выдержал легкую паузу, во время которой он почувствовал, будто воздух меж ними начал наэлектризовываться, причем силу грома Тор не использовал. Что-бы хоть как-то разрядить обстановку, продолжил:
- А я в ответ хотел бы услышать твое. А то обращаться к тебе просто "дева" после всего этого, - он обведет красноречивым жестом руки с зонтом окружающее пространство, намекая на услугу, оказанную ему ей, - не очень правильно.

+1

19

Как же это чертовски сложно самой себя успокаивать, держать себя в руках, когда до конца не осознаешь,  делаешь ты  правильно или нет, и нужно ли это  делать. Ведь от этого зависит будущее многих людей, в том числе твое собственное. Это и в самом деле самый сложный выбор в ее жизни. Ей не по себе. Ей страшно от одной мысли, что она может подвести их, не оправдать ожидания. Предать их память. Чего бы они хотели? Справедливости? Отмщения? Ей сейчас что, все бросить и вершить возмездие? Повернуться к Богу Грома , кинуться на него прямо сейчас или дождаться пока он приведёт её в свой дом, и там всех положить? Этого они хотят? Страшные мысли роятся в её голове! Но ещё страшнее то, что могут пострадать невиновные. Она это понимает и...она не хочет жертв... Правда не хочет. Она не хочет крови...его крови... Лорна смотрит на него своими зелеными стеклянными глазами и уже ничего не понимает. Он правда виноват или ты просто убедила себя в этом?
- Я - Лорна Дэйн, - значит это правда, перед ней и в самом деле сын Одина. А дальше что? - Дочь Магнето, но это секретная информация. Скажешь кому-нибудь из своих дружков-мстителей - мне придется тебя убить. Сарказм в ее словах если и был заложен изначально, то очень быстро испарился, ровно как и полуухмылка. Она медленно прохаживается, продолжая смотреть на него. Глаза в глаза. Как она могла так вляпаться, и почему все так сложно? Она мечется, не зная как поступить.
Его взгляд, сначала такой невозмутимый, теперь смягчается, становится нежнее.  Тор приглашает ее в свой дом, а она... За это время, пока они были вместе, Лорна уже не думает ни о чем, кроме него. И от этого как камень на сердце... Она уже протягивает ему руку в знак согласия, и вдруг резко наклоняет голову, шумно выдыхает, и, не поднимая взгляд, начинает говорить.
- Постой. Подожди! Мне нужно кому-то сказать, иначе я не решусь...никогда. Это я разворотила бывшую башню Старка. В тот день я похоронила отца, свою малышку Доун, Маркоса, свою сестру Ванду... Тогда для меня все было просто и понятно -  ВЫ не смогли...ВЫ это допустили...ВАМ отвечать. Я уже не хотела жить и пришла туда с одной единственной целью - захватить вас всех с собой. Только вот ответом на все мои крики, стоны и вопли было молчание. Я же понятия не имела, что ваш Тони давным давно продал ее ... Меня словно туманом каким-то красным накрыло... я крушила все, до чего могла дотянуться...
Но легче так и не стало.
Каждый день я сижу в этом баре, пью пока не упаду...А вчера пришел ты и ....я....я уже не понимаю, кто виноват...
Я понятия не имею как мне быть. Ты помог мне...ты даже представить себе не можешь, как помог мне...
- она не плачет, просто слезы сами текут по её лицу, -  Я хочу чтобы космический баклажановый упырь, что сделал это - зеленоволосая щелкнула пальцами, как громко и хлестко, что сама не ожидала. Теперь это словно самый угрожающий и зловещий жесть во всей Вселенной. Точнее, в ее половине - ответил за всё...

+1


Вы здесь » Marvel: What If? » Прошлое » [29/05/2018][fresh wounds]